LLLiu aka Лика aka Людмила Гусева (llliu) wrote,
LLLiu aka Лика aka Людмила Гусева
llliu

Categories:

Джанни Скикки в Новой опере


В то время, как уважающие себя люди разбрелись по разным концам Большой Дмитровки – обчество друзей Михаила Александровича на восьмой (или двадцать восьмой?) прогон Коппелии, а Дольчев - на полюбленную им (по его собственному признанию Лючию в Стасик),  меня занесло в сад Эрмитаж, на третий премьерный показ программы «Вива Пуччини!», сбацанную по случаю 150 летия Пуччини. На первую часть вивы (Мессу Глория) я дойти не шмогла – работа скушала время, добралась до Эрмитажа только к Джанни Скикки. Для Москвы эта опера раритет. Для Новой оперы – первый опыт работы с этим популярнейшим оперным композитором. Ну, на то она и Новая опера, композитор-то совсем не нов, ему уже 151 годок пошел.:-)

 Про Мессу я слышала от соседей со всех четырех сторон только одну оценку – очень громко, ну и хорошо, решила я, что не успела (хотя очень мне хотелось послушать ради  Лукки, в которой эта Месса и родилась). Но Джанни Скикки меня подкосил.

Фотка с сайта Новой оперы

Новая опера – очень специфический театр, такой разношерстный, никогда не знаешь, что от него ждать, спектакли и работы высокого качества здесь уживаются с откровенной халтурой, китч с авангардом, а соцреализм с европейским минимализмом,  отличный музыкальный уровень – с уровнем более чем подозрительным.

Хотя соцреализм, скорей, из давнего прошлого этого театра (как и выдающийся музыкальный уровень), а сейчас на сцене доминирует если не актуальное искусство, то среднеевропейский режиссерский мэйнстрим (именуемый в обыденности как осовременивание) и непредсказуемый уровень оркестра и певцов.

Джанни Скикки – стал крайним. Образцом неудачи во всех смыслах.

По эстетике спект вполне тянет на этот самый среднеевропейский мэйнстрим, хотя режиссер из Иркутска геннадий Шапошников, и уму не постижимо, каким ветром его занесло на столичную сцену (за плечами только один громкий проект – «Колчак» с приглашенным из Москвы Тараторкиным,  я его не видела, так что ничего не могу сказать о том, что это за режиссер и за какие коврижки его пригласили в московскую Новую оперу).

Впрочем, «новый европейский театр» в спектакле напоминала разве что картинка, а за картинку отвечает художник, который оказался штатным художником театра (Герасименко). 

Но за общий художественный результат ответил режиссер. Картинка определила в конечном итоге и режиссерскую концепцию – родственники флорентийского богача, чье наследство и есть главный предмет интриги оперы, представлен как единый, хотя и разнообразный паноптикум, которое объединяет всех видов извращенцев (даже Лауретту не пощадили – сделали из нее типичную дурочку и синий чулок в круглых очках и с фигой на крошечной головке). Это сильно опростило и сузило проблематику оперы: таких уродов и надо обдуривать (что успешно и сделал пройдоха Джанни Скикки), по первому взгляду понятно, что они воплощают все человеческие пороки, но к реальным людям никакого отношения не имеют. А между тем, сюжет о Джанни Скикки невыдуманный, а происходит из реальной флорентийской позднего средневековья (в либретто стоит дата событий – 1299 г.), история эта упомянута не более, не менее как у самого Данте (в «Аде», как нарицательная), история эта с дележом наследства, нисколько с этого времени не устаревает, а в нашей стране, живущей под девизом – жадность – не порок, порок – бедность, сюжетец более  чем актуальный. Спектакль мог бы напомнить, что каждый из нас, оказавшись на месте этих людей, как минимум боролся бы с соблазном поступать точно так же, как и они. О, люди – порожденье крокодилов!:-)  Но не наполнил, какое отношение весь это зверинец имеет к жизни? Никакого.

На этом фоне Джанни Скикки – пройдоха (жирный минус), руководствующийся благородными намерениями (безусловный плюс) – устройством счастья своей дочери одновременно с одним из бедных родственников покойного, выглядит как минимум, человеком.  Только очень знакомым человеком, более того, взятым напрокат из недавней премьеры того же театра – Фигаро. По сценическому облику, манерам и даже голосовой разновидности Скикки - натуральный клон Фигаро в издании Новой оперы - этакий не лишенный (отрицательного) обаяния незамутненный плут и мерзавец.

Народ в зале все  равно отрывался на главной режиссерской фишке – называемой «тело усопшего»: тело (а вовсе не Джанни Скикки), подбрасывается свидетелям в качестве живого, Джанни только говорит за него, а не притворяется еле живым, а еще не покойным. Манипуляции с телом, которое выдают за живое, на самом деле, мертво-расслабленное, - виртуозная работа мима восхитительна. «Тело» используется также в качестве «мальчика для битья» - недовольные настоящим завещаниям родственники обращаются с  почившим без церемоний, плюют в него, валяют по полу и прочая.

Этой режиссерской находке охотно рукоплескала бы и я, но я-то опытный театральный зритель и знаю, что «тело» вынуто режиссером Шапошниковым из знаменитого спектакля МХТ режиссера Машкова «Номер 13», не исключено, что вместе с актером. Впрочем, думаю, что и Машков здесь не первооткрыватель, но в номере 13 это было сделано эталонно, так что было своего рода открытием, а в Новой опере это уворовано.

Дольчев спросит – Лик, а как пели? Дольчев, это беда. Самое большое разочарование вызвала музыка. Сказать нечего, кроме того, что артисты изо всех сил боролись с оркестром, который громыхал по полной программе (дирижер – Волосников). Видимо, не только театр впервые осваивает Пуччини, но указанный чуть выше дирижер и снял первый стилистический слой с Пуччини: Пуччини  должен пробирать до костей. Пробирает. Пуччини в Новой опере – это не громко, а очень громко. Знаменитый хит (романс Лауретты) был спет слабеющим и тремолирующим по полной сопрано Печниковой. Чуть получше других звучал Белецкий (собственно сам Скикки), партия которого дает очень заманчивый актерский материал),  но стараниями диригента расслышать его и внять все равно не удалось, а вот актерски роль удалась.

Двойственность Джанни Скикки, задуманную композитором  (лирические оттенки при сатирической фабуле) в Новой опере почти забили - неумным режиссерским гротеском, пламенной  иллюстративной вырвиглазовой сценографией и децибелами.


 

Tags: Джанни Скикки, Новая опера, опера
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 25 comments