LLLiu aka Лика aka Людмила Гусева (llliu) wrote,
LLLiu aka Лика aka Людмила Гусева
llliu

Categories:

Где я была летом. Часть третья - Псков, загород.

 
Псково-Печерский монастырь
Есть такие места, которые созданы природой (богом?) для поклонения –  они отмечены природой (Богом?) как самые прекрасные. Эти места изначально чудесны, а человек ставит на них храмы и монастыри, лишь закрепляя их чудесное предназначение. Таких мест я видела несколько, в разных странах. Гора Монсеррат в Испании и Мон-Сен-Мишель во Франции, крутой берег Днепра (место для Печор южных) и крутой овраг в Псковской области (место Печер северных), или Коломенское (храм Вознесенья).  Эти места – не только исключительной природной  красоты, не испорченной, как случается часто (путешествия по провинциальной России давали тому много свидетельств), а благоустроенной, завершенной человеком в полном согласии с провиденьем.
Увидев вот это (фотография к очень большому сожалению несовершенна,  не передает того, что помимо декоративности исключительности, особой ауры и гармонии этого места), я взмолилась совершенно искренне и непроизвольно за то, что Бог мне дал возможность здесь побывать и приобщиться к благодати, которая исходит на каждого, кто здесь побывал и еще побывает, за то, что это есть, существует, продолжается и будет продолжаться. 

 
Монастырь никогда не закрывался, не поганился, не исключено, что это и позволяет ему одинаково эффективно воздействовать на психику людей верующих, не верующих и сомневающихся.
Печеры – это пещеры. Это и горки, рельеф монастрыя - поразительный, этакие неожиданные в для русской природы крутые горки, в них и копали скбе жилье первые насельники монастыря: 

Но такой разветвленной системы пещер, как в Киево-Печерской лавре, в Псково-Печерском монастыре нет, да и в отличие от Печер киевских в дальние псковские пещеры туристов  не пускают, а пускают только своих – глубоко верующих. Паломников, например, пускают, а праздную публику, приехавшую поглазеть – не пускают. Ближние же пещеры, если не знаешь, что это пещеры – и не поймешь: они выглядят как построенное и обустроенное человеком, а не данное природой,  место.
Псково-Печерский монастырь -  очень известен и очень посещаем, намолен, как говорят в таких случаях. Слава его не прерывалась, что монастырь никогда не закрывался и (скорее всего?) не грабился Советской властью. Он и сейчас производит очень благополучное впечатление, впечатления сытости, довольства. Достатка, даже богатства. И ухоженности. У него - не бедный провинциальный вид, а, пожалуй, тот лоск, который не знает даже главная русская святыня - Троице-Сергиевская лавра: все здания как с иголочки свеже отремонтированы, фрески и мозаики – в прекрасном опять таки свежайшем состоянии, везде цветники и ухоженные газоны, регулярно мостятся и ремонтируются дорожки. У прилавков с церковной утварью толпы народов, несущих денежку в монастырь. Все это мне напомнило скорее Грецию, с ее новодельными храмами и византийской традицией в наиболее чистом, неискаженном революциями стилем, чем Россию.
Если снаружи у меня Псково-Печерский монастырь вызвал исключительно сильные эмоции, то внутри я испытала чувства весьма противоречивые. Китч, который свойственен православной культуре (я говорю не только о русской, но и греческой традиции), наложившийся на любовь русского народа к кричащей, без полутонов и чувства стиля, декоративности: цветники внутри монастыря поражают своей пестротой:


Здания разностильны и разноцветны, лишь бы поярче, позаметнее, купола синие со звездами на барочных куполах-кастрюлях, понятия архитектурной гармонии, архитектурного ансамбля как бы вообще не существует.  
 

    
   

Новодельность смущает глаз. Может быть, все это из-за того, что понятие о церковной архитектуре мы – люди своего времени – черпали не из действующих монастырей и церквей (их было очень мало), а из музеефицированных, т.е. довольно строгих (без кладбищенских бумажных цветочков и аляповатых окладов на иконы), даже суровых, объектов культа. Мне кажется, более строгий вид, не раскрашенный в стиле «сделайте мне красиво!» более к лицу старой архитектуре, архитектуре по преимуществу лаконичной. С другой стороны, я видела столько церквей и монастырей в плачевном состоянии, что, наверное, уж лучше аляповатость и безвкусица, чем руины и осыпавшаяся штукатурка.
В Печерах много паломников, а не только праздных экскурсантов. Экскурсанты стараются блюсти приличия, предписываемые православием – особо строгие для женщин – одевать платочки и юбки, и вести себя с приличествующим месту почтением и скромностью, кланяться и креститься на храмы при входе и выходе в святую обитель, т.е. совершать тысячелетний ритуал.
На обратном пути из Пскова в поезде я познакомилась с паломницей, хотя это была не совсем паломница (как потом оказалось), но явно обращенная. Женщины этой категории сильно выделяются по униформе (платок на голове, балахонистая, часто длинная в пол  юбка), по естественной простоте своего внешнего облика и поведения, который не только ничем не украшается, а даже утрируется, по не ретушируемым приметам своего возраста. Эта женщина оказалась не паломницей, а трудницей. Живет в Москве, точнее в ближнем Подмосковье, преподает в колледже, и весь свой немаленький педагогический отпуск ездит по святым местам – потрудиться, заодно подышать, помолиться в святых местах, покупаться в святых источниках, - это, не смотря на трудовую нагрузку, своего рода отдых, или отдохновение, от суетной жизни. Общение с ней было любопытным. Я узнала, например, что женщине лучше ездить трудиться не по женским, а по мужским монастырям, потому что в женских - работа всегда на порядок тяжелей, и трудникам часто поручается неподъемная работа. Что монастырь берет на себя обязательства обеспечить трудников бесплатно жильем и питанием (но на условиях общежития: с кем поселит монастырь вместе, заранее не знаешь, а  на паломничество часто ездят больные и особенно много психически нездоровых людей), что работа летом – в основном сезонная (она была в Печерах неделю и в качестве трудовой повинности квасила огурцы). Но у трудников-паломников преимущества перед туристами – они  могут посещать и дальние пещеры, бывать в монастыре не при скопище народа, когда суета сует и вообще аура места подвергается агрессивной энергетической атаке, а в те часы, когда для праздных любопытствующих монастырь закрыт, а значит, есть возможность сосредоточиться и помолиться, почувствовать магию места, что-то попросить у Бога и святых, которые осияли это славное место своими подвигами. А еще – хороший воздух. Это - ее третье путешествие за лето и не последнее, через две недели она опять куда-то собиралась. Помимо Печер она останавливалась на прямом и обратном пути в монастыре в Пскове. Там тоже привечают путешествующих паломников и трудников, совершенно бесплатно. Дом Бога открыт для искренне верующих.
И еще одно любопытное наблюдение: в одной из церквей монастыря я увидела необычную икону – святой в военно-морском мундире. Оказалось, что это - адмирал Ушаков, оказывается, он канонизирован РПЦ как святой. Вот такие чудеса.
Tags: Псково-Печерский монастырь, путешествия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments