Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

БТ2

Внезапное сокровище

Оригинал взят у listef в Внезапное сокровище
Оригинал взят у konst_arbenin в Внезапное сокровище
А вот какое сокровище обнаружилось на ютубе –
Олег Борисов в спектакле «Кроткая» по рассказу Достоевского.
Любительская съёмка из зала.

(В конце 80-х или начале 90-х мхатовский вариант этого спектакля в постановке Льва Додина был снят для телевидения и даже, кажется, один раз был передан в эфир. Но потом плёнку с записью затёрли. Михаил Козаков описывает этот случай в своей «Актёрской книге». Телевизионщикам срочно понадобилось записать какую-то правительственную новость, они сняли с полки первую попавшуюся под руку кассету и… Нелепо, в общем: вместо «Кроткой» с великим Борисовым в истории остался очередной дежурный визит очередного российского президента…)
Я думал, что уже никогда не увижу, ни в каком виде... Спасибо неизвестному герою с камерой!



Я это видела, черт знает в каком году. Очень близко, сидела на откидушке по центру в 4 ряду партера. Незабываемо.

К слову - "Кроткая" на малой сцене ТЮЗА мне тоже очень нравится.
БТ2

Раз, два... "Дон Кихота" в Большом

В предыдущем посте было про "три, четыре...".  И только теперь про "раз-два".
Как-то так, само собой получилось, то ли из-за очень острого разочарования Полуниным (Сергеем), то ли из-за подсознательного желания оставить самое сладкое на десерт). "Дон Кихот" Большого.
Случилась "опять двойка" (эх, давно это было, в самом разгаре зимы, в теперь уж весна) - по делу мне нужно было только на утро 25 января, дебют Цвирко, но накануне была пятница - самый театральный день на неделе, когда с работы можно уйти спокойно и в театр придти с прекрасным настроением. Был и более весомый повод - я давно хотела посмотреть Лантратова в роли Базиля (по клипам он мне нравился). И даже присутствие не совсем подходящей ему и не совсем привлекательной для меня партнерши не остановило.
К Лантратову у меня до сих пор весовое/колебательное отношение, иногда нравится, иногда разочаровывает. Влад - хороший мальчик, слишком хороший, как мне кажется иногда. Слишком правильный. А в "Дон Кихоте, наверное надо быть немного хулиганом (вот у Цвирко, который  только что дебютировал,  от которого никто пока откровений не ждет, и правильно - образ у него получился в основном "по чужим стопам", есть хулиганский потенциал,  я буду ждать, когда он забудет о том, то надо технику работать, женщину выжимать на одной руке и начнет по-настоящему отрываться на сцене), у Лантратова такого потенциала нет. Слишком правильный. А что есть в результате?
Роль роскошно отделана, Влад отлично подает свое тело - становится в шикарные позы, отлично фиксирует точки, поддает испанистости и  декоративности в лучших традициях Большого, недаром его учитель - Лавровский, легендарный Базиль Большого. Но (как жаль, что его учитель слишком лепит из него второго Лавровского) роль все равно  кажется сработанной с чужого плеча. Самого Влада, прирожденного и воспитанного как танцовщика благородного стиля, за этим рисунком особо и не разглядеть. Технически все хорошо, танцовщик  в последнее время прекрасно вращается, прыжок зачетный, но не выдающийся, но все равно  он не смотрится виртуозом. И такой энергетики, чтобы заразить зрительный зал. Но есть другое - Влад обладает элегантностью, чувством меры, и более естественным для него состоянием была бы не порывистая манера в стиле его темпераментного учителя, а элегантность и сдержанность, но не лишенная демократичной красочности стиля Большого. Как "другой путь",  "антитеза" к удали и агрессивной мужественности нынешнего идола "Дон Кихота" - Ивана Васильева.
Но чем меня поразил Лантратов - так это партнерством самой высокой пробы в крайне экстремальном состоянии - "его" Китри, Шипулина, балерина большая и тяжелая, чуть ли не самая  проблемная партнерша в Большом, а Влад в общем-то до сих пор смотрится худосочным юношей. И тем не менее, тонкий и звонкий Лартратов выжимал Шипулину безусильно и  по полной программе, не испытывая проблем ни с поддержками на одной руке, ни с рыбками. Хотя трудно назвать прыжки Шипулиной в руки Влада уменьшительными "рыбками", это были настоящие  большие "рыбы", но Влад был как опытный и искушенный рыбак ее ловко ловил   - какой пример для подрастающего поколения Базилей - Полунина, Цвирко и Загребина))) (Загребин все-таки старался!), а весь все они танцевали с более легкими партнершами.
Шипулина-Китри  в афише заранее меня несколько страшила. Год или полтора отсутствия в театре из-за травмы, сказались на ней не самым благоприятным образом - она потяжелела.
Но Китри на сегодня практически не самый принципиальный персонаж в этом балете, потому что хорошие Китри в Москве в принципе перевелись. Для меня - со времен Гали Степаненко, когда она находилась в расцвете, для кого-то со времен отъезда Осиповой, признаюсь втайне, что Машуньку в Китри я тоже как-то недолюбливаю за некоторую брутальность, Светочка З.  - да,  почти безупречная в классической части, но в "народно-испанской" в общем-то несколько не к месту.
Посему от (любой) Китри я ничего не жду априори.  И заранее готовлюсь к худшему. Но на спектакле оказалось не так уж и плохо, а местами даже хорошо, т.к. Шипулина - крепкий, очень крепкий профессионал. Разве что она озадачила меня двумя моментами, оба относились к знаменитой вариации с кастаньетами - танцевать вариацию с кастаньетами она вышла без кастаньет, а вместо диагонали с финальными турами она прошла поперек сцены.
Вместе Китри и Базиль, не смотря на все индивидуальные старания солистов, смотрелись не очень, партнера было, конечно, жалко, потягает он лет пять таких громоздких партнерш на верхних поддержках (еще Машуня подтянется, которая его вводила и вообще любит Влада как партнера), и получит больную спину.
Но не Базилем и Китри жив Большой "Дон Кихот". А драгоценной россыпью множества актерских работ. В тот вечер были потрясающие подружки Китри - Париенко с Ребецкой, настоящий романтик Дон Кихот - Лопаревич (после Лопаревича  меня напрягали толстые ляжки и брутальные прыжки Кихота-Кириллова в Стасике),  опытнейшие Аллаш - Повелительница, Уличная танцовщица - Леонова, Симачев - Санчо Панса, Биктимиров - Тореадор. Персоны из тех, что называется, фирма гарантирует - а фирма гарантирует опыт, профессионализм, качество.
Но на следующий день фирма, представившая полноразмерный молодежный состав, сама себя превзошла. Вот за это я и люблю Большой - неисчерпаемость. Но не только на молодежке были открытия, открытия были и в этот вечер.
Денис Медведев - Гамаш!!! Мне в принципе в этой роли очень нравится Савин (он был как раз следующим днем), я не смогу обойтись без сравнений. Савин живет в образе ежесекундно, но при этом сильно тянет одеяло на себя, комикуя ежесекундно, сейчас я даже не знаю, хорошо ли это. А впервые я видела его на очень неудачном спектакле, когда Китри танцевала приглашенная в Большой Вишнева, для нее это была большая личная  неудача, чувствовалась усталость от роли - и на сцене Большого вместо спектакля Вишневой случился бенефис Савина в роли Гамаша.
Но сейчас мне кажется, что Гамаша изображать полным придурком, как это делает Савин, как-то не очень интересно. Потому что у Дениса Медведева я увидела, что этого недотепистого персонажа  можно показать не знойно, жирными мазками, а тонко, не теряя при этом сочности и комизма. Медведевский Гамаш - это испанский дворянин - очень испанистый грим - закрученные вверх усики и бородка-испаньолка, этот образ знаком по испанской живописи, манеры  своего класса и времени (утонченные, а значит, очень далекие от мужественных) и выражение лица (гордое и серьезно-романтическое, заметьте - не идиотическое) обнаруживают его принадлежность к более высокому сословию, чем его окружение и тонкую душевную организацию. Гамаш не придурковат (как у Савина) и не странной сексуальной ориентации (как получается у Домашова из Стасика - совершенно не понятно, зачем он так назойливо ухаживает за Китри и даже желает жениться), просто его утонченные, в стиле двухсотлетней давности хорошие манеры на площади кажутся  крайне неуместными и неестественными, слишком женоподобными. А а еще он явно трусоват - не обладает  мужскими достоинствами, столь ценными в этой толпе и  столь  плебейскими в глазах его сословия. У Дениса (Медведева) из Гамаша выглядывает живой  человек, а не карикатура, комизм возникает на контрасте его трусливого характера и женственных манер его персонажа, с одной стороны,  и раскрепощенной толпы на площади. Обожаю Медведева, огромного артиста на   на маленькие роли.
Теперь не упадите, еще мне очень понравилась жена Лоренцо, т.е. трактирщица и мать Китри. Двадцатистепенный служебный персонаж, на который я вообще никогда не обращала внимания, пока не увидела в этой роли Анастасию Винокур. Она сделала из дежурной рольки маленький шедевр. Настя придумала с Лопаревичем (Дн Кихотом) уморительную репризу - когда Дон Кихот угрожает семье копьем, она под копьем изгибается почти перпендикурярно. Этот курьез я увидела в спектакле первый раз, и дальше в этот, и на  следующий день я следила, если была такая возможность, за Винокур специально. И оказалось, что жена Лоренцо в отличие от мужа - искренняя  болельщица Базиля, она ему сочувствует и помогает как мать, желающая своей дочери счастья, и как женщина, которая знает, что  счастье не в деньгах, а во взаимных чувствах.
Дарью Хохлову в вечернем спектакле я впервые видела Амуром. Хорошие Амуры в Большом  не переводятся, и Дарья тому пример - очень мастеровито, отточенно, казалось бы, лучше нельзя. Но на следующий день Амуром вышла (фамилия мне вообще ничего не говорит) некая Евгения Саварская, фамилию которой я никогда не слышала, не очень красивая девочка, а станцевала непосредственно и легко, перетанцевав искусную Хохлову,  у Саварской Амур вышел легкомысленный и  порхающий шалун.
В вариациях 3 акта Виноградова блистала легким прыжком (хорошие прыгуньи - неиредксть в нашей труппе), но по-настоящему интересной для меня была для меня вторая вариация, которую танцевала Ана Туразашвили. При росте Гребенщиковой (мерка - верста коломенская)  и очень некрасивом лице (я понимаю, что грузины в Большом - это давняя традиция, но у Аны очень специфическая внешность, уж точно не для первой линии Большого) Туразашвили заставила забыть про свою мягко говоря, неформатность, потому что обнаружила изящество и филигрань. Отметила - у Туразашвили умелый педагог.
На следующий день Повелительницей была тяжеловесная и неповоротливая Гребенщикова, обычная партнерша Туразашвили в двойках, и это было самым слабым местом каста. Потому что полидебютный, а точней молодежный состав выдал превосходный и во многом просто выдающийся спектакль.
Про Цвирко я подробно написала на Бельканто. Если сравнить это со Спадой, где Игорь обштопал (по моему заключению) самого Холберга, Базиль не был безупречным. Из несовершенств я отмечу очень напряженные поддержки и мало оригинальный образ. Но стилистически и по танцевальной подаче дебют удался. У Цвирко, с его богатым характерным прошлым, подходящим темпераментом и  умным педагогом есть потенциал стать одним из выдающихся Базилей Большого его поколения. А лантратовская индивидуальность  все-таки не очень органична для этого, чисто московского, спектакля. В опере есть такое понятие, как лирический, драматтический тенор и тенор спинто, которому одинаково удаются партии лирического и драматического тенорового репертуара. Переводя такое разграничение амплуа на балет, Лантратов все-таки не драмтенор, и даже не спинто - а гораздо ближе к лирическому  амплуа.
Партнершей Цвирко-Базиля была Тихомирова-Китри.  Тоже дебют. Мне было любопытно взглянуть на ее дебют В ДК. Все, кто знают эту балерину, думаю, будут единодушны во мнении, что в классическом наследии нет более подходящего для Анны спектакля. Мне иногда кажется, что все, что танцует Тихомирова, можно назвать "Дон Кихотом". Она обладательница отличного, если не выдающегося, прыжка и неплохого вращения, темпераментна, резва, обладает веселым характером и даже некоторой искрящейся харизмой. Но вместе с тем она бывает неточна в тексте (главное - все исполнить быстро, проглатывая и упрощая движения), не очень музыкальна и (что есть - то есть), вульгарновата (что впрочем, в Большом не считается особым недостатком, т.к. театр имеет демократический стиль).
Все,  что я знала о Тихомировой заранее, я и увидела в этом Дон Кихоте. Резвушка Китри, строящие мины, капризная, самовлюбленная и любимица улицы, ветренная и жизнерадостная кокетка.   Типичный тихомировский образ, вполне ложащийся на стиль и сюжет спектакля. Китри она сделала с новым педагогом - Надеждой Павловой (Грачева уходила в декретный отпуск), но результат оказался вполне предсказуемым - у артистки очень сильная индивидуальность, на которую педагог почти не влияет (кто бы мог подумать, что халтурщица и  стрекоза Тихомирова - ученица такой скрупулезной, педантичной, кантиленной и музыкальной балерины, как Грачева?).
А то, что Тихомирова - халтурщица, и в Дон Кихоте было видно непредвзятому взгляду. Есть такой тест в Дон Кихоте на характер балерины как круг, в котором балерина должна бить веером по сцене. Движение эффектное и, на взгляд дилетанта, совсем несложное. Но на самом деле, читала об этом у Плисецкой, прославленной Китри, очень тяжелое для балерины, т.к. низкие наклоны сбивают дыхание. Тихомирова ухитрилась ни разу до сцены веером не достать, а последние 2 тура выполнить, вообще не наклонялась (возрастная Шипулина накануне сделала весь круг  так, как предписывает казенка, а молодка Тихомирова себя пожалела, упростив сценическое существование). Второй тест на добросовестность балерины - рыбки в таверне. Она их исполнила с Цвирко в формате:  подбежала вплотную и легла в руки. Но тут даже не знаю, кого винить - оба  танцевали это впервые, а  Цвирко был  партнером неопытным.
Не смотря на то, что я ожидала от Тихомировой откровений в основном демиклассической части партии,  мне более всего понравилась Дульсинея - необыкновенно игриво и изящно балерина провела Сон Дон Кихота. Таких способностей за ней раньше не водилось, может быть, Павлова все-таки в ней что-то открыла?
Не очень мне понравился грим Тихомировой, он ее взрослил и огрублял внешность - с гримом на лице с таким носом (в нос у Анны с горбинкой) гримерам надо быть особо осторожным, чуть жирнее мазанул и получится резкое, неприятное лицо.В общем-то это и получилось (крупным планом показали в БвБ, это было дицо дуэньи, а не молодой проказницы Китри). В целом у меня от ее дебюта было неоднозначное впечатление, но чему быть - того не миновать, думаю, Тихомирова во временем присвоит эту партию и доведет до ума, я верю, что Китри обязательно  будет ее коронкой. Главное пожелание после дебютного спектакля - поменьше халтурить. Всегда найдется в зале зритель, который это отметит. Всех она не обманет.
По контрасту с "привычкой милой" Анны упрощать себе задачи на сцене  я вспомнила балетного талмудиста Дениса Родькина, которому прежний педагог  внушил мысль, что подменять текст собственными сочинениями не комильфо. Родькин в этот день блистал в партии Тореадора, своим исполнением будто бы стер пыль с этой партии, замыленной Эспадами предыдущего поколения.  Первого выступления Дени в этой партии я не видела. Проштудировала историю по сайту Это было второе выступление. О первом (кажется) вообще никто не написал или если что-то и написали, то я не запомнила, т.е. дебют прошел незамеченным. Зато второе - очень даже заметили. Триумф на форуме, наибольший успех, естественно, среди дам, чутких к такого рода проявлением мужской харизмы, да и ревнивая критика доктора  Яковлева тоже кой-чего стоила. На форуме Денис-Тореро прошел с триумфом. В зале тоже -  зал заметил и отметил овацией рождение новой звезды.
Далее большое лирическо-персональное отступление о танцовщике Родькине.
Collapse )
У Тореадора в Дон Кихоте помимо всех остальных женщин, две близких подруги, в дневном спектакле обе были дебютантками - Уличной танцовщицей в дневном спектакле вышла Ангелина Карпова (жаль, что сменила броскую и редкую фамилию Влашинец на обыденную - Карпова, это я вам как Гусева говорю))), во втором - Мерседес, дебют - Оксана Шарова. Вообще это бы спектакль необычайных красавиц. Обе боевые подруги Эспады были не просто хороши, а неотразимо хороши.
Уличные танцовщицы, которых помнишь всю жизнь, в Большом тоже давно перевелись. Влашинец станцевала породистую, знающую себе цену и манкую  красавицу. Ничто мне не резануло глаз в ее сценическом существовании, свою коронную вариацию она станцевала с шиком и кантиленой, с Родькиным-Эспадой смотрелась гармонично.  Очень впечатляющий дебют.
Прежде, чем отозваться о новой Мерседес-Шаровой, скажу, что меня расстраивают характерные танцы в Большом. И особенно в Дон Кихоте - они очень далеки от того, что я когда-то видела и того, что дает хоть какое-то отдаленное представление об Испании, особенно девушки - это моя давняя печаль. Эти тростинки на ветру, не имеющие даже представления об осанке испанских танцовщиц, видимо ни разу в жизни не  выходившие из класса посмотреть хотя бы ансамбль Моисеева, не говоря уже о фламенко, считающие, что главное в "испанском" согнуться в дугу как можно более сильно. Гусеничные загибы в пол  - главная "фишка" вариации Мерседес было ноу-хау Юлианы Малхасьянц, которая ныне преподает характерные танцы тем самым "тростинкам" без определенного места жительства. В принципе Шарова станцевала очень хорошо на уровне нынешнего о Большого, но запомнилась в основном красотой и точным испанским гримом (меня, честно говоря, напрягают блондинки в Дон Кихоте, Шарова уж точно смотрелась "испанкой"). Трио красавиц, одна другой краше, танцевали Испанский (Борисенкова, Асатиани, Ермакова), впрочем, танцевали в той же самой мало напоминающей испанскую манере.
Георгий Гусев был живчиком  Санчо Панса, а эта партия - уже почти что его брэнд, не смотря на молодость. Во  все глаза смотрела на Бочкову, и Крутелеву в первой и второй вариациях в гран па, но почему-то совершенно нечего вспомнить.
Подружки были не хуже, чем в первом Дон Кихоте, - Хохлова и Ализаде.
Про Амура - неизвестную Сварскую и уморительного Гамаша - Савина я написала выше. На сём заканчиваю, я сама уже устала писать свою нескончаемую сагу о  Дон Кихотах.
Спасибо тем, кто это дочитал. Если кто-то дочитал)))
БТ2

Раз, два, три... четыре Дон Кихота

Так получилось, что на рубеже января и февраля я 4 (!) раза сходила на "Дон Кихот", по  2 раза  в Большой и в Стасик. Не могу сказать, что Дон Кихот не пропускаю и что это мой любимый балет. Поэтому 4 Дон Кихота стали событием.
Началось с того, что я запланировала на "Бельканто" написать о дебютах однокашников  - Цвирко (его я заприметила на Спадах) и всеобщего, а не только моего любимца - Загребина, мигрировавшего из Большого в менее придирчивый театр  из-за ограничения жесткими фактурными стандартами Большого, но пасшегося два сезона даже на менее статусной сцене  на тех же маленьких ролях, что и в Большом, и наконец-то получившего роль премьерскую. В карьерах этих танцовщиков много пересечений, включая почти синхронный дебют в Базиле, мне показалось небезынтересным побывать на их первых выступлениях и это дело описать. Отписалась: http://www.belcanto.ru/14022601.html
А к этим двум (исключительно по работе) подверстались еще два. Статья была ограничена концепцией и объемом, пишу я многословно, и многое осталось за "кадром". И здесь я собрала недосказанное.
Первый Большой "Дон Кихот" - с Лантратовым и Шипулиной, второй Большой - утренний с дебютантами Тихомировой и Цвирко, хотела и третий раз в Большой сходить, в том же блоке -  на Диму Гуданова с Марианной Рыжкиной (когда еще увидишь?), но не срослось - совпало с оперной Маской, Мариинка и Фурланетто перевесили. К слову, Дон Кихот Мариинского театра я проскучала.
Следующий Дон Кихот был уже на другой площадке, три недели спустя: 14 февраля - Стасик с Полуниным (Китри - Мкрытчева), не очень-то и собиралась, но учитывая тот прогресс, который был у Полунина в конце прошлого сезона в Базиле, и тот регресс, который с ним случился в сезоне нынешнем, подумала, а почему бы и нет, а вдруг (?) увижу того, прошлогоднего, завлекательного Полунина. Очень удачно подвернулся лишний билет. Ну и сразу после, 15 февраля, опять в Стасик - на Загребина и Мельник.
Дон Кихот - такой очень особый балет, поставлен специально, чтобы радовать. Но очень зависим от тонуса труппы: может поднять настроение, а может его опустить. Большой порадовал, а Стасик, увы и ах, не во всем. Я говорю не про персоналии, а про целостное впечатление. Именно в Дон Кихотах, в этих многолюдных спектаклях, требующих не только качественного состава на главные роли,  но и праздничного настроения и креатива участников, очевидна разница в классе двух трупп - между великой и невеликой сценой.
Отсюда первый вывод - чтобы получить гарантированное удовольствие, надо идти на "Дон Кихот" в Большой и только в Большой. Труппа Большого, вся до последней статистки, гарантирует удовольствие, даже если пара ведущих не шмогла, остальные докрасят впечатление за и вместо нее.
Вывод второй - на "Дон Кихот" с Полуниным я больше ни ногой, расстраиваться так, как я расстроилась на спектакле 14 февраля, я больше не хочу. Спектакль был кислый, причем прокисал он по ходу, к третьему акту прокис окончательно. Конечно, Полунин - артист неровный,  недисциплинированный и очень зависимый от настроения человек, можно напороться и на очень хорошее выступление, а можно - и на такое, каким было в февральском Дон Кихоте. Я - не фанат Полунина, но когда он в ударе, очень впечатляет и нефанатов, но в этом сезоне (в отличие от прошлого) он регулярно и методично выдает негарантированное качество. Да и Базиль - не его амплуа по определению,  его - это что-то такое противоречиво-трагическое, с червоточинкой, Майерлинг, допустим. .Да и в целом он невеселый художник. Но и не грустный. В грусти есть что-то светлое, симпатичное и легкое. Черт, а какой же он? Мрачный? Может быть, не так определенно, но мрачность  - более естественное для него состояние, чем что-то легкость и свет. Даже в фарсе Пети (Коппелии) он в общем-то не очень веселый мальчик и не очень добрый. Майерлинг и Жизель - вот что истинно полунинское в его нынешнем репертуаре. Проблема, однако в том, что я не могу больше смотреть Майерлинг, да и читать про него от фанатов, тоже. Не хочу даже слышать о Майерлинге. А еще мне не нравится в Полунине его самодеятельная и спонтанная (может быть, забывает?) перекройка текста: у него нет дара слагать удобоваримые хореографические тексты - а если нет, не надо сваливать в один спектакль не связанные друг с другом трюковые элементы, которые гарантированно удаются, а танцевать казенку, то блюдо, которое сварено мастерами. Окрошка, которую накрошил Полунин в сольной части па-де-де 3 акта, у меня вызвала несварение.
И еще - тут конечно, вкусовщина чистой воды, но что поделаешь, я остаюсь поклонницей барочности а ля Цискаридзе, а не мрачноватого аскетизма Полунина. Принципиально антидекоративная манера Полунина  не очень идет Дон Кихоту, вся эстетика которого довольно картинная и с большой долей этнической составляющей. Этот стиль в "полунинском" Дон Кихоте  удалась схватить только давнему премьеру Станиславского Георги Смилевски в отнюдь в неглавной роли. Смилевский -Эспада смотрелся единственной звездой этого спектакля, я поймала себя на мысли, что это Тореро - единственный, который бы украсил не только этот прокисший провинциальный спектакль, но и великую сцену Большого (правда, у Большого нашелся еще более привлекательный Тореро, но об этом речь впереди).
Остальные... в общем-то тоже спектакль не украсили, раз он не задался по линии главного героя. Эрика ни разу не Китри, в ней нет зажигательности, нет естественности, она никакая в первой - характерной части балета, но в чисто классической части смотрелась выигрышно, Дульсинеей вышла изящно, вариация классического па - в меру элегантно. Техническая составляющая роли у нее всегда была на высоте, а со своей корявостью она с педагогами борется успешно: за Лебединое не скажу, но в Дон Кихоте у нее ощущается прогресс. В 3 акте было очень эффектное красное платье, я его заценила только на следующий день, когда Мельник вышла в чем-то темно-пестром и растворилась на фоне дробного задника дворца.
Очень неудачной была Уличная - Муханова, не порадовали даже "отборные" подружки, которых люблю по отдельности, но вместе они смотрелись нестройно.
Почему-то в спектакль с Полуниным поставили очень плохого Санчу, в свое время мячик-Гусев очень скрашивал 1 действие. А этот был какой-то не прыгучий и не забавный увалень.
Костюмы - еще одно слабое место в Стасике, шьются из очень синтетических материалов, и этот блеск пополам с нищетой смотрится очень дешево.
В общем, 14  (почти) всё все было плохо.
Не стоит и говорить, что к своей обязательной программе на следующий день я потащилась как замороженный ежик. Но почти сразу же начала оттаивать и убирать иголки. По контрасту со спектаклем накануне мне (почти) всё стало нравиться. Конечно, в этом "виноват" в первую очередь загребинский Базиль, очень и очень непохожий ни на кого. Что скрывать, здесь, уже без обиняков, я скажу, что Дмитрий в общем некрасив, прическа и костюмы (особенно уродующий фигуру костюм для последнего действия, какой-то киргизский, а не испанский) мне не  понравились. Но именно эта внешняя неказистость сыграла на образ: Базиль, которого обычно играют заводилой, у Загребина был застенчивым и неуверенным в себе, но при этом страшный симпатяга, очень трогательный. И только к концу финалу первого действия, когда он убегает с Китри,  недотепа обрел смелость и мобилизовал смекалку, но только когда уверовал, что любовь его взаимна. А сначала, видно, сомневался и даже немного растерялся. Не смотря на комический оттенок, в спектакле любовь Китри и Базиля подвергается троекратной проверке в 1 действии - папа Китри категорически против, и не только на словах - уже и  женишка богатого привел, а одновременно с женишком еще один полусумасшедший воздыхатель из благородных нашелся. Но получив подтверждения взаимности, этот Базиль становится решительным и сообразительным. Танцевал Дмитрий очень сильно, но в одном месте взял с Полунина дурной пример и среди вращения подпрыгнул (у Полунина эти подпрыжки были несколько раз, меня даже начало преследовать дежа вю - подпрыжки Осиповой последи фуэте). Стилистически у Загребина был Базиль Большого,  и тут  у бывшего солиста императорских театров огромное преимущество перед  Полуниным, настоящего Дон Кихота никогда не видавшего и отталкивающегося разве что от Барышникова, а Барышников Базиль все-таки кировский и по-кировски слишком академичен.
Почти весь каст (за вычетом разве Тореро) в загребинском спектакле был если не сильней, то точней.
Очень милые подружки - Шевцова и дебютировавшая Лименько, очень уверенно,  синхронно и задорно оттанцевали, просто бальзам на душу  после более маститых, но не парных, Кардаш с Першенковой.
Першенкова была Уличной, по характеру и стилю (но не по внешности) обштопавшая Муханову, с темпераментом и характером, но фактура ее подвела. Этот персонаж в Большом гораздо эффектней обставлен, ходить на пуантах среди пивных кружек, а не ножей, как принято в версии Большого, раньше, до линолеума, ножи даже втыкались в сцену - это как-то пошловато. Конечно, в Большом эту роль маленькие балерины не танцуют, обычно жгучие статные красавицы, Першенкова несколько теряется на сцене из-за своей мелкоскопичности, шик есть, но не такой, какой дают жгучие красотки из Большого. Что еще мне не понравилось  у Першенковой - Уличной - так это вульгарное избиение младенца веером со всего размаху.  Тореро в этот вечер и взаправду был младенец - недавний выпускник МГАХ - Омельченко, и это самая печальная часть моего рассказа: мальчонка пыжился изображать из себя крутого мачо, это было ну оооочень смешно. Очень сырая роль (ноги приволакивает крайне неестественно, мулетой манипулировать не может, в конце-концов плащ  у него закрутился в жгут и  его пришлось шандарахнуть на сцену, не дожидаясь конца вариации 2 действия). Я не понимаю педагогов, выпускающих такой полуфабрикат.
От новой стасиковской Китри я тоже не восторге, мне она, в первую очередь, не понравилась чисто внешне - очень несвежая Китри. Костюмы у нее были на грани фола - в первом-втором действиях какой-то красно-оранжевый капрон, такие ткани были модными последний раз в середине 60-х. В третьем действии костюмчик был интересненький, с огромным количеством деталей,  преимущественно из черных кружев, я даже засмотрелась на детали и отвлеклась от танцев, но шит костюм был наверняка для другой сцены, потому что задник в дворцовом действии в Стасике сильно пестрит, и насколько эффектно смотрелся накануне алый костюм Эрики накануне, настолько на нем потерялась Мельник в черных кружевах.
Технически Мельник была на высоте, балерина опытная, особого прыжка нет, но налицо хорошая устойчивость и вращения. Диагональ вариации с кастаньетами прошла с двойными, на поддержки верхние заходила без боязни, рыбку делала в таверне смело (какой контраст с халтурными  рыбками Полунина с Мкрытчевой).  Видимо, зная, что вращение - ее конек, она не рассчитала свои силы в финальном фуэте, начав крутить сплошные двойные, и проехалась очень интересно - обычно все  идут с продвижением вперед  - у сцены наклон, и это естественно, но Мельник прилично повело вбок, и закончила она у правой кулисы. Но в целом как персонаж она мне не понравилась, про внешность я уже сказала, но главное не это - новая Китри лишена обаяния, обязательного для этой партии.
Да, Санчо в загребинском спектакле был отличнейший, не хуже Гусева.
Все они вместе (вычеркну только смехотворного Эспаду), но главным образом Дмитрий Загребин, реабилитировали Дон Кихот Стасика, столь не задавшийся  вечером ранее. Надеюсь, вы извинили мое навязчивое  желание называть первый спектакль полунинским, а второй загребинским.  Полунинок прошу не обижаться, даже у великих бывают неудачные дни. А загребинский спектакль был теплым и домашним. По-настоящему стасиковским, из-за атмосферы которого прощаешь  и второразрядный уровень сценографии, и по большому счету  второразрядное (отмеченных мной артистов исключаю из этого разряда) исполнение.

Про Большой скажу попозже.
БТ2

Да здравствует тюбик! Плисецкая!!!

В помощью Фэсбука (ну, должен быть какой-нибудь толк от аккаунта в бесполезной для меня сети) вышла на этот раритет. Фильм 59 года, рекомендую с 11 минуты, для начала затертые кормление лебедей на озере, (привет Анне Павловой!) до дыр Лебедь и Бахфонтан и паточный голос ведущей.
с 11 минуты Лауренсия, с 16 Раймонда, с 26 Каменный цветок, с 31-20 Дон Кихот.
Лауренсию и Каменный цветок вообще а исполнении Плисецкой не видела никогда (видео, конечно, в том возрасте, когда я ее застала, большую классику за исключением Лебединого она уже не танцевала), остальное мне знакомо только фрагментарно. На закуску фуэте, которое она всю жизнь не любила (не безупречное, но опять-таки задорное и живое) и большой (архаический) пируэт от Кондратова.
Съемки не обязательно 59 года, есть один моментик - в ДК, Раймонде и Лауренсии шене делается еще на полупальцах, а значит примерно до 57 года, в Каменном - уже на пальцах.


Вот это настоящая балерина, на которую смотрит кордебалет и понимает, почему они стоят "у воды", а она танцует главную партию. Настолько она уникальна. А сейчас стоит отборная наша большетеатровская корда и с тоской думает - ну паааачему она, а не я???
Живые записи (кроме Бахфонтана), и даже ошибочки не портят живого дыхания спектакля. Дон Кихот снят настолько слева, что диагональ в вариации с костаньетами появляется только с середины.
авторитет

Балетоманы стихостебаются, или оды Овчаренко

Тамура писал(а):

В 11 лет пришёл он в балет
И остался навеки в нём !
Мы чувствуем к тебе пиетет,
О Великий Овчаренко Артём !


Не, ну это не то... Надо что-то более возвышенное и эпохальное, ну например:

Радость воспой, Терпсихора, дщерь Мнемосины и Зевса,
Феба питомца, героя, среброногого А. Овчаренко.
Быстрым прыжком и полетом вздымался он в горние кущи,
Нежно ласкал там десницы перстом колосник велелепный,
Левой рукою же тихо священное мание делал.

Извлечение из балетного форума! Это сделало мой день, вернее, ночь)))
Самое поразительное, что первый стих в стиле поэтика Светика написан вполне от души и суперсерьезно (? сейчас уже сомневаюсь, как-то все вместе это сильно смахивает на стёб )
От гомерической реплики я восторге, который раз читаю  - ржунимогу. Автор BVI.
Ну, Артем-то каков, среброногий, какое возбуждение... поэтическое (?) вызывает у парней. Март, однако... Весна, а вы не верили!

Добавляю и свой вклад в "Артемиаду":

Служил Артемий на театрах,
Винтом вращения вращал.
Одевшись князем,  принцем, графом,
По сцене прыгал и скакал!
БТ2

Утраченные иллюзии, или обрезанная «Анна Каренина»

Фото: РИА-новости

Как хорошо получилось (думала я после просмотра мариинско-датской "Анны Карениной": фестивать "Золотая маска", Мариинский театр, композер - Щедрин, хоре/граф Ратманский, Анна Каренина - Вишнева): я уезжаю, что избавляет меня от необходимости смотреть ЭТО три раза подряд, а в начале жалела, что не посмотрю: ожидалось, как сенсация – три известнейшие мариинские балерины в культовой роли.
Мариинский театр который год мечтает залучить балетмейстера Ратманского в свои сети. Залучил, согласившись даже на секонд-хэнд.
Ну, и? Залучил – получил! Получил бедность, сквозящую изо всех щелей: бедность сценографии, бедность режиссуры, бедность хореографии и, скажем так, небогатство исполнения.
Исходной стала бедность музыкального мышления, я уже забыла, как плоха эта музыка, эти удары хлыстом как главный лейтмотив «истории» Анны, нагнетание ужоса, мелодическая нищета. Единственный запоминающийся музыкальный момент - тема скачек, не исключено, что заимствованная, а не сочиненная, композитором Щедриным.
На гастролях Мариинки подтвердилось дважды, что я очень музыкально зависима: на Спартаке, который я могу слушать, даже закрыв глаза, и на Анне Карениной, где все время хотелось закрыть уши, а вслед за этим и глаза. Бедность-нищета-насилие над звуками Щедрина оказались непреодолимыми для хореографа. Сдается мне, что даже самый изобретательный хореограф, а не Ратманский, к тому же столь сильно музыкально зависимый, как и я))), и самые расталантливые артисты не компенсируют раздражения от этой музыки, расплющивающей психику и мучающей уши. 
Хотя… (признавая некорректность сравнения, молодость и опыт несопоставимы) когда Каренина-Плисецкая страстно припадала на грудь пылкому Вронскому-Годунову под те же кряхтящие громы и раскаты, это казалось захватывающим и музыка в тему, а сейчас все как-то бедно, мелко, искусственно, нарочито. Или…тогда я могла бы постесняться признаться даже самой себе, что мне не нравится эта музыка, да и про себя сомневалась, думала – может быть, я чего-то не понимаю, но сейчас я знаю, что музыка требует не понимания, а проживания, а с этой музыкой мне никакой жизни, одно дисгармоничное сжимающее давление на психику. Если бы было «зато» - т.е. как в случае с большими мастерами – Плисецкой, Лиепой, Годуновым, было бы одно дело, но в случае с Ратманским, Вишневой и Зверевым дело обернулось по-другому.
В «Анне Карениной» Ратманского роман, многослойный и многофигурный, превратился в подобие латиноамериканского сериала, с самой примитивной мотивацией героев.
В принципе треугольная «лав стори» - базовая канва, на которой строится, не исчерпываяя, роман Толстого, вполне балетная, но парадоксальным образом получилось, что балеты типа Баядерки, с примитивнейшим и неправдоподобным сюжетом, еще более «латиноамериканским», за время многотомной истории исполнения обросли смыслами, а роман с философской и социальной подоплекой превратился в балетный «мыльный продукт» невысокого качества, причем абсолютно иллюстративный: чем закончится, всем давно известно, смотреть крайне скучно, не только потому, что всё давно известно, но и потому, что прямолинейно и пантомимно, все вокруг проблемы «пола».
Возможно было компенсировать бедность мысли и эмоций образной сценографией, но и тут царит протестантство, скудность средств – серые фотопроекции отвечали за создание атмосферы аристократического Петербурга. Вся эта  диапозитивная аскеза и лысо-голая сцена, наверное, уместна в Дании, но никак не к лицу имперскому театру. Компенсировать скудоумие сценографии, видимо, должен был вагончик, но по совокупности сценографические приемы напомнили мне далекое очень детство с игрушечной ж/д и просмотром диафильмов.
Видимо, музыка Щедрина роковым образом сказалась и на хореографии, которая представляла собой известный по прежним работам Ратманского набор штампов (в лучшем случае), а в худшем – набор упражнений для балетного класса. Ни одного запоминающегося номера, кроме, пожалуй, сцены скачек. Скачки были уморительные, этакие полусамодеятельные групповые присядки и подпрыжки офицериков в стиле краснознаменного ансамбля Александрова или плясок Красной Армии из «Болта».
Режиссура никогда не была сильной стороной Ратманского, здесь пахнуло сданным в свое время в утиль жанр драмбалета, с несоразмерной весом пантомимной составляющей. Большое количество пантомимы у Ратманского естественно – он идеолог возрождения пантомимы в сюжетном балете (достаточно вспомнить Светлый ручей и Пламя Парижа), да и национальная принадлежность сцены для которой создавался балет, обязывала - датчане продолжают чтить пантомиму, как традицию Бурнонвилля, и делают это со вкусом и знанием дела. На нашей сцене такая пантомимная нагрузка приводит разве что к скуке.
Оставалась последняя надежда на то, что это вытянет исполнение, три звучных имени: Вишнева, Лопаткина и Кондаурова. Возможно, кто-то из них и оправдал, я, слава те Господи, видела только один, первый, состав – любимую балерину Ратманского Вишневу. Вишнева выдавала то, что от нее обычно ждут - страстно и картинно страдала, ее партнер (Зверев) страдал еще более картинно (страдательная вариация его во время болезни Анны была просто до неприличия шаржированной), вместо сострадания это привело к комическому эффекту. Любовная пара получилась нарочитой, отношения по-балетному пережатыми и недостоверными. Каренин (Баймурадов) был весьма достойно сыгран, но персонаж этот все-таки периферийный, пантомимный. Страдания этих людей, включая истеричную главную героиню из-за взвинченности страстей и актерского пережима совсем не тронули. Смерть Анны была режиссерски не придумана: есть человек - и нет человека. Нет и сопереживания.
Пошлейшая и кастрированная история вышла, сюжет для небольшого анекдота. И поставлена как-то без интереса к вопросу. Зачем говорить, если не только нечего сказать, но и говорить-то неохота?
Я последние лет 8 совсем отстала от Эйфмана, но знакома с его спорной версией Анны Карениной по телевизионным передачам. Не буду вдаваться в подробности, но спорность и оригинальность – это вам не иллюстративность. Она, как минимум, не оставляет равнодушной. Эйфману было что сказать НОВОГО, СВОЕГО, Ратманскому по поводу Анны Карениной, похоже, нечего сказать, да и не интересно. Он и не парился.
Совершенно непонятно другое – зачем при перманентном репертуарном кризисе этот заведомо слабый балет было включать в репертуар Мариинки, усугубляя и так непростое положение c репертуаром? Т.е., канешна, практические и личные предпосылки естественны и понятны (дружба Щедрина с ВАГ, дружба Ратманского с четой Плисецкая-Щедрин, наивная иллюзия, что Ратманский – главная надежда русского балета - вернется когда-нибудь из-за океанского НЙ и облагодетельствует Мариинку своим худруководством), но творческие при этом по нулям. Всё это - напрасные иллюзии. Ждем Иллюзий утраченных (:=))
авторитет

Загадка разгадана, это чудо было "Евгением Онегиным" из Берлина

Свежеиспеченным - премьера с остоялась 27 сентября, завтра второй спектакль.
Состав можно посмотреть здеся, и там жа посмотреть слайд-шоу:
http://www.staatsoper-berlin.de/spielplan/detailansicht.php?id_event_cluster=67172&id_event_date=0&id_language=2&show=pics&aktiv=oper
Дирижер - Д.Баренбойм
Режиссер - А.Фрайер

А догадалась Тука tuki_tuka.
Когда я увидела на "папагено" эту ссылку, я "дико хохоталь".
Нинель (персонаж с оперных форумов), которая и дала эту ссылочку, откомментировала ее так: "Черняков нервно курит в сторонке".
И посему второй раз "я хохоталь", когда "увидаль" в тот же вечер выше упомянутого Чернякова (на "Лоэнгрине" в Новой опере, в смысле в буфете, где он тихо-мирно питался В СТОРОНКЕ:-)

ОДНАКО опера ПИЧ оказалась ХИТОМ СЕНТЯБРЯ.
Сначала Большой театр с большим успехом показал версию Чернякова в Париже, на форуме бельканто (правда, теперь у них сетевое название "косит" под "классику", но суть от этого не меняется, бельканто - оно и есть бельканто, форум, который периодически очищается от людей с интеллектом, остается только одно "бельканто"-  флудильные завитушки над ушами:-))),  разгорелся очередной скандальчик:-)))  На "Классике" (настоящей, а не поддельной) тоже нагенерили и нафлудили чуть ли не на 50 страниц. Онегин окзаался высокорейтинговой темой.
А потом, когда утихли споры о трансляции московского Онегина, Берлин (между прочим, германская столица борется за место театральной столицы мира и даже побеждает) выдал свой ответ Чемберлена вызов Москве - фрайеровскую версию "Онегина", ту самую, которую я тут и пропиарила.
Отхохотавши минут 10 подряд на сайте Штаатсопер, я со злорадством подумала, что, пожалуй, БУЙНЫХ АПИРАМАНОВ во главе с Галиной Палной стоит откомандировать в Берлин, чтобы больше ценили ДЕЛИКАТНОСТЬ черняковской постановки:-))) 
 
А теперь рассмотрим картинки повнимательней. Вот моя версия распределения ролей.
Ну, Ленского не узнать трудно (по мордашке, которую знает весь мир и которую никакой грим не скроет, а наборот, подчеркнет), а рядом - (по-моему) Татьяна. Витт подтвердит,т.к. эту Татьяну он хорошо знает лично:-)

 

Collapse )
БТ2

Акоста. Наш Спартак. Замечательный!

На сайте Большого появилось (или я только обнаружила его?) интервью Карлоса Акосты. http://www.bolshoi.ru/ru/season/press-service/news/index.php?id26=696
Я очарована. Особенно вот этим фрагментом. 

- Вы хотите стать хореографом после того, как уйдете со сцены?
- Не уверен, что достаточно талантлив для этого.
- Тогда, может быть, писателем?
- О, знаете, что я написал свою автобиографию! Да, это было интересно. Она выйдет уже в октябре.
- Как называется?
- "Нет пути домой".
- Это трагично?
- Я бы сказал, немножко печально. Это все на ту же тему: нет пути домой, потому что нет того дома, который я когда-то оставил. И нет того меня, который когда-то ушел из того дома. Моя жизнь, мои дела, мысли, вещи - где они теперь? За границей, а не на родине. Вместе с тем, хотя я хорошо адаптировался в Лондоне, я никак не могу назвать себя британцем. Так что дома у меня нет и там.
Думаю, книжка будет хорошо читаться. В ней есть грустные страницы, но много и смешного. А самое интересное - это мои отношения с отцом. В первой части он кажется очень жестоким. Даже бьет меня. Но, в конце концов, вы понимаете, что он герой. Его становится жалко. И вы понимаете, почему он был таким. Мне кажется, книга в какой-то степени перекликается с очень любимым мною фильмом "Новый кинотеатр "Парадиз". Я провел так много времени, воплощая в жизнь мечты моего отца об успехе. Но все, что я хотел когда-либо, - это иметь дом. А когда я наконец стал знаменитым и вернулся домой, я уже потерял все. Я потерял свой мир. И тогда пришлось испытать сокрушительное чувство потери - полное опустошение. Но я добился того, что хотел: я стал знаменитым. И мы сидели с моим отцом, и я сказал ему: "Я сделал все, что мог. Люди знают меня. Я фотографируюсь с принцессами. Так давай выпьем за славу твоего сына. За славу сына, которого ты никогда не видел. Как минимум за это".
- А что он вам ответил?
- Что это судьба великого человека. И мое искусство - это и есть мой дом. А я сказал, что домов у меня, может быть, будет много. Но сам по себе дом - это еще не очаг. Очаг был здесь, и я его потерял. "Отец, ты дал мне жизнь, но у меня такое ощущение, что я тебя уже совсем не знаю". И вот финал: я поставил в Гаване "Токороро", и мне наконец удалось привести на свой спектакль мою семью. Я раздавал автографы - ко мне выстроилась целая очередь. И видел, как вдалеке прошел отец. И все стало на свои места: и этот успех, и автографы, и вся моя жизнь - все стало возможным благодаря моему отцу. Вот почему это такая замечательная история.
- А разве ваш отец до того не приезжал к вам смотреть ваши выступления?
- Нет, это все очень сложно. Это и есть то, о чем я так жалею: я сделал блестящую карьеру, но мой отец не является ее частью.